Верблюд — корабль пустыни

«Мой верблюд — молния,
прекраснейшее из животных,—
сказал мне, повернув ко мне голову,
свою голову с волосами,
мягкими, как шелк:
«Мне жаль тебя, ведь ты страдаешь,
но и мне знакома эта тоска»».

Без верфлюда человек вряд ли смог бы выжить в пустыне

В таких песнях обитатели пустыни, сидя у бивачного костра, воспевают своих любимцев, нередко сравнивая их поразительные качества с прелестями невесты. Не считается обидным сравнивать красоту и благородство девушки-невесты с соответствующими качествами целых трех молодых белых верблюдов. Это кажется несколько странным для нас, европейцев, но ведь наша жизнь и не связана с этим «любимцем аллаха» так тесно, как жизнь кочевников.

О том, как был сотворен верблюд, созданы красивые легенды. Согласно одной из них, аллах, сотворив из глины человека, разделил остаток материала на две половины: из одной он создал финиковую пальму, сестру человека, а из другой — верблюда, брата человека. Без пальмы и верфлюда человек вряд ли смог бы выжить в пустыне.

По другой легенде, бог сотворил пустыню для того, чтобы человек мог отдыхать в ней и спокойно бродить в одиночестве. Но вскоре он понял свою ошибку и исправил ее, приказав южному, северному и всем другим ветрам объединиться. Они повиновались, и бог, взяв пригоршню этой смеси, сотворил верблюда — во славу аллаха, на посрамление его врагов и к пользе человека. К ногам верблюда он прикрепил сострадание, к спине — добычу, а к бокам — богатство. Не дав верблюду крыльев, он все же дал ему полет птицы, а на хвосте укрепил счастье.

Пророк Магомет был, как и его отец, верблюжьим пастухом и проводником караванов. Поэтому неудивительно, что в Коране говорится о верблюде как о главном богатстве мусульманина: ведь имея стадо верблюдов, человек обеспечен и теплом и питанием, рай же описывается как изобилие тучных пастбищ, тени и чистых источников для верблюдов. Богат не тот, кому принадлежат обширные земли, а тот, у кого много верблюдов. Того, кто вместо верблюдов держит лишь коз и овец и ведет оседлый образ жизни, нельзя считать свободным. Он ковыряется в земле и перестает быть гордым хозяином просторов пустыни.

Если вас раздражает глупый и заносчивый нрав верблюда, узнайте легенду о том, почему этот «любимец аллаха» так горд. Дело в том, что он знает сотое имя аллаха, неизвестное людям.

Вот как это случилось.

Верблюд может быстро бегать, но предпочитает размеренный караванный шаг

Магомет передал своим приверженцам лишь девяносто девять имен аллаха. Сотое имя он прошептал на ухо своему белому верблюду-мехари в благодарность за то, что тот в трудную минуту унес его от врагов. Не удивительно, что верблюды смотрят на нас с таким презрением: ведь они понимают, что знают больше нас, к тому же мы по глупости иногда называем верблюда (да и некоторых своих собратьев) «глупым верблюдом».

В арабском языке верблюд имеет почти столько же имен, как и аллах. Есть разные названия для самца и самки, для животных различного возраста, различных качеств, масти — от темной, почти черной, до почти совершенно белой. Встречаются и пятнистые, коричнево-желто-белые животные.

Верблюд относится к отряду мозоленогих. Характерные его признаки — длинная шея с вытянутой головой, расщепленная верхняя губа, особое строение зубов, отсутствие рогов и задних резцов, а также мозолистые подошвы. Верблюды, по-видимому, были завезены в Африку, в Центральную Сахару, в начале нашей эры через Эфиопию, что, между прочим, подтверждают и наскальные фрески Тассилин (в Алжире).

Сейчас мозоленогие обитают в Северной Африке, Средней Азии и на юго-западе Южной Америки. Некоторые виды в Старом Свете сохранились лишь в одомашненном состоянии, в Новом Свете они одомашнены частично. Но сахарских верблюдов нельзя назвать домашним скотом в привычном для нас смысле: они живут не в неге и холе в стойлах, а скорее под открытым небом, в стаде, где все идет своим чередом, как в стаде диких животных. Верблюдица приносит лишь одного малыша, целый год кормит его и защищает с необычайной отвагой.

Известны два вида верблюдов: быстроногий двугорбый бактриан, обитающий главным образом в азиатских степях, и одногорбый дромадер, обычный для Сахары.

Дромадер тоже может быстро бегать, но предпочитает размеренный караванный шаг, которым проходит четыре — четыре с половиной километра в час. Вьючный верблюд может неделями нести груз до двухсот килограммов, довольствуясь небольшим количеством воды и пищи и проделывая ежедневно тридцать — сорок километров. Правда, на такие подвиги он способен лишь примерно шесть месяцев в году, а остальные полгода должен отдыхать на пастбище, нагуливая горб — жировую подушку, и набирать силы.

Верховые верблюды ценятся выше других своих собратьев, их хорошо кормят, за ними внимательно ухаживают. Лучшими верховыми верблюдами Сахары считаются мехари, которые в случае необходимости способны продемонстрировать необычайные достижения. Говорят, что сильный старательный мехари может ежедневно переносить всадника за шестьдесят — семьдесят километров, а нередко от его владельца можно услышать рассказ, о том, что верхом за одну неделю он покрыл расстояние в пятьсот километров.

Копыта верблюда крайне малы и, собственно, представляют собой лишь ногти на пальцах мозолистой стопы. Стопа имеет размеры суповой тарелочки и подбита мягкой кожаной подушкой, хорошо оправдывающей себя на песке и на скалистом грунте. Упрямый, как мул, верблюд всегда трусит по самому краю тропы; типичный иноходец, он всегда немилосердно качает всадника. Но не верьте рассказам о том, будто верблюд может укачать седока до морской болезни.

Верблюд в общем смирное животное, но иногда может быть злобным, разбушеваться и даже начать кусаться. Это относится, во-первых, к молодым животным, которые иногда отчаянно противятся принуждению, особенно когда их нагружают, а во-вторых, к самцам в период спаривания, продолжающийся восемь — десять недель. Тогда самец кричит, шумит, кусает, бьет и лягает своих собратьев, да часто и хозяина и становится настолько беспокойным, даже бешеным, что приходится надевать на него намордник, чтобы избежать несчастья.

С другой стороны, маленькие верблюжата легко подчиняются и идут в поводу, причем веревку им чаще всего просто обвязывают вокруг нижней челюсти. Георг Герстер (немецкий писатель и фотограф) рассказывает в своей книге о Сахаре такую забавную притчу о послушности верблюда.

Как-то раз верблюд ушел со стоянки. Хозяин пошел по его следам и вскоре нашел его терпеливо стоящим перед мышиной норкой. Оказалось, что мышь схватила кончик опускавшейся на землю узды и потянула ее к своему гнезду, а верблюд, подчиняясь слабосильной мышке, так и шел до самой ее норки. Верблюд великолепно приспособлен к тяготам существования в пустыне. Он не боится ни жары, ни холода и может даже, приспосабливаясь к наружной температуре, повышать или понижать температуру своего тела на шесть градусов Цельсия.

О жажде верблюда и его удивительной способности долго обходиться без воды много рассказывают и еще больше пишут. Врем в своей книге «Жизнь животных» указывает, что способность верблюда долго жить без единой капли воды действительно достойна удивления. Верблюд, пишет Брем, способен накапливать запасы воды и расходовать их тогда, когда испытывает жажду. Нет другого млекопитающего на Земле, которое могло бы выносить отсутствие воды дольше верблюда.

Он ставит настоящие рекорды. Совершая переход через пустыни Центральной Австралии, подчас удается напоить вьючных верблюдов лишь через шестнадцать дней после выхода в путь, а в одной экспедиции через Сахару верблюды несли свою тяжелую службу без воды тридцать четыре дня (сейчас известно, что обычно верблюд выдерживает отсутствие воды не более десяти дней). Что это означает, поймет в полной степени лишь тот, кто знает, что в пустынных районах Африки почти круглый год стоит жара от тридцати до пятидесяти градусов. При такой температуре европеец, не имеющий с собой достаточного запаса воды, погибнет от жажды через несколько часов.

Поэтому неудивительно, что арабы, отдавая должное этой поразительной способности, считают верблюда, без которого они не могли бы жить, вести торговлю и путешествовать, настоящим даром небес.


Гельмут Хёфлинг: «Жарче ада»